Понедельник
26.06.2017
03:15
Приветствую Вас Гость
RSS

 
Общероссийское  родительское движение
8 марта

Главная Регистрация Вход
Мы нуждаемся в вашей
материальной поддержке:
Помоги движению
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2010 » Февраль » 23 » В России могут забрать детей у 25 миллионов семей
06:19
В России могут забрать детей у 25 миллионов семей
19.02.2010 | 18:31 |

В России могут забрать детей у 25 миллионов семей. Все они живут за чертой бедности!

Ситуация вокруг семьи Веры Камкиной из Колпина вызвала шквал откликов и конкретных предложений со стороны моих слушателей и читателей. Если вы заметили, я взял тайм-аут в этом вопросе, дождавшись прихода в "Реальное время" Председателя Совета Федерации России Сергея Миронова. С третьим лицом в нашем государстве мы договорились, что он по свои каналам разберется в ситуации, и если подтвердится факт, когда из-за бедности, а фактически бедственного финансового положения, забирают детей у матери, то меры к исполнителям будут приняты соответствующие.

С. МИРОНОВ: "Если органы опеки, которым, похоже, делать больше нечего, будут такими вещами заниматься, давайте скажем честно, что у нас 25 миллионов бедных людей – давайте мы всех детей будем отнимать и куда-то их девать! (выделено мною – Ю.П.) Беречь нужно. Ребенку ничто не заменит мать, даже когда, может быть, не очень хорошо они питаются, и мать, понятно, будет испытывать трудности. Но, во-первых, мир не без добрых людей, а во-вторых, это не дело, когда по таким основаниям в виде некой, так сказать, бедности – я еще раз только специально оговорюсь – если это действительно так, как вы мне рассказали, потому, что я просто сталкивался, бывает много всяких нюансов, но здесь очень может быть, что сотрудники органов опеки просто превышают свои полномочия или бездушно подходят к такой житейской ситуации. В любом случае, вмешаюсь, разберусь, и, кстати, потом обязательно проинформирую вас, что же там реально происходило, и что там будет дальше с этой семьей. Нисколько не сомневаюсь, что дети будут возвращены, если все так, как вы говорите, и жизнь в этой семье наладится".

Я не являюсь адвокатом Веры Камкиной, но ее ситуация, когда дети были лишены материнской заботы и любви, меня заставила по-новому взглянуть на социальную политику в нашем государстве. Возможно, она "непутевая" мать, а возможно, человек, загнанный в угол. Письмо, которое Вера направила Президенту Д. Медведеву, говорит о ее высокой образованности, и это письмо со слезами на глазах.

Я не обвиняю местные органы опеки в цинизме, я обвиняю систему, которая дает серьезные сбои. Сотни миллиардов рублей ежегодно направляются на соцобеспечение в России, десятки тысяч чиновников работают в этой сфере, но результата нет. Государство готово выплачивать "материнский капитал", но кто им воспользуется, если нет уверенности в завтрашнем дне? Кто будет рожать, "плодить нищету", если к тебе могут прийти и забрать детей? Только потому, что ты оказался "лохом", который не смог встроиться в новые реалии российской действительности. Сколько таких Вер по России? Вопрос не риторический, и ответ на него должны знать в Минздрасоцразвития. Знать поголовно, знать, как реально решать проблемные вопросы в каждой отдельной семье, а не забирать детей у родителей. Возможно, чиновники этим озабочены, возможно, они прилагают максимум усилий к решению подобных проблем, но картина только ухудшается. Я не услышал за все эти дни ни одного комментария от ведущих политиков России. Где вы, борцы за народное счастье из "ЕдРа", КПРФ, ЛДПР, системной и внесистемной оппозиции? Хорошо, что приехал Сергей Миронов ко мне в программу, но почему другие молчат? Почему никого не интересует судьба троих детей, которых забрали у "непутевой" матери?

Был к нам в редакцию звонок, из-за которого разревелась продюсер моей программы Эля Буцкая, сдали женские нервы. Звонивший человек, Вадим, готов отдать свой дом во Владимирской области, взамен он ничего не просит, просто решил помочь. Есть еще в России люди с доброй душой, надеюсь, таковые есть и в органах госвласти.  

Данная тема на этой неделе всплыла и в другом российском регионе. В Дзержинске Нижегородской области в бедной семье Пчелинцевых забирали так же троих детей. Сегодня мне прислали письмо, которое получили несколько депутатов Госдумы России и уполномоченный по правам человека в РФ В. Лукин. Вот его содержание:

Уполномоченному по правам человека
в Российской Федерации
В.П. ЛУКИНУ
от Васильевой Елены Борисовны в защиту пострадавшего
Пчелинцева Сергея Александровича и его семьи

12 февраля 2010 года была нарушена неприкосновенность жилища семьи жителя города Дзержинска Нижегородской области Пчелинцева Сергея Александровича, проживающего по адресу: 606024, Нижегородская область, г. Дзержинск, ул. Революции, дом 15, кв. 24.
К нему домой вошли чиновники сразу нескольких органов городской исполнительной власти: отдела опеки и попечительства Дзержинской администрации, комиссии по делам несовершеннолетних местного УВД и Департамента социальной защиты населения, а также журналисты местного телевидения.
И устроили показательное отобрание троих маленьких детей у Пчелинцева и его супруги Лидии Бузановой: Максима, 2006 года рождения, Анны, 2007 года рождения и грудного ребенка Даши, родившейся осенью 2009 года. Вопреки требованиям ст. 77 Семейного Кодекса РФ, представители власти осуществили отобрание детей без предъявления их родителям соответствующего акта городской администрации. 
Детей без соответствующих документов поместили в детскую городскую больницу Дзержинска.
Сергей и Лидия ведут абсолютно нормальный, трезвый и здоровый образ жизни. Они любят своих детей и заботятся о них. Они оказались виноваты только в том, что стали многодетной семьей. Отнимая детей, чиновники цинично бросили Сергею такие слова: "У вас тут чисто, но слишком БЕДНО".
Конституция РФ в ст. 19 закрепила принцип равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от имущественного положения; запрещена дискриминация по признаку социальной принадлежности.
Часть 1 ст. 39 Конституции РФ гарантирует каждому социальное обеспечение для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Сущность этого права гражданина заключается в гарантии со стороны государства в предоставлении помощи в связи с рождением и воспитанием детей.
Администрация города Дзержинска, как и детская поликлиника, нарушили ряд гарантированных законом льгот и помощи в отношении этой семьи.
 Эта многодетная малообеспеченная семья не получает НИ ОДНОГО пособия, положенного нормативными актами, в том числе и по федеральным льготам при наступлении многодетности. По
словам Сергея, им детская поликлиника отказывает в выдаче бесплатного детского питания для грудничка!
Все, чем помогло этой семье государство - выделило семье отдельную комнату на 5 человек. В соответствии с законом о ЖКХ, выделяемое жилье должно быть пригодным для жилья с устраненными недостатками. И здесь Администрация Дзержинска нарушила закон.
В настоящее время дети Пчелинцева и Бузановой находятся в городской детской больнице. И хотя закон до момента ограничения либо лишения родительских прав не содержит запрета на встречи родителей с отобранными детьми, Сергея и Лидию к детям не пускают. Через 7 дней после отобрания детей из семьи, органы опеки обязаны выйти с иском в суд об ограничении либо лишении родительских прав на отобранных детей.
В устной форме сегодня, 18 февраля 2019 года, т.е. спустя 7 дней, Пчелинцеву сказали готовиться к такому судебному процессу. Но когда?
Также Пчелинцеву сказали представители Администрации, что он с женой будут лишены родительских прав, если через 1 месяц не проведут ремонт комнаты, не закупят дополнительных игрушек, книжек, кроватку и питание.
Стоит отметить, что на подобное "устранение недостатков" семейное законодательство устанавливает срок в полгода. Дети в семье Пчелинцева не голодали. Родители их обеспечивали всем необходимым. 
Гарантировано законодательством, что каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание. Ребенок имеет права на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие,
уважение его человеческого достоинства (ст. 54 Семейного Кодекса РФ).
В соответствии с ч.3 ст.27 Конвенции ООН о правах ребенка государства участники (в т.ч. и Россия) в соответствии с национальными условиями и в пределах своих возможностей принимают необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей, в осуществлении этого права и, в случае необходимости, оказывают материальную помощь и поддерживают программы, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем. 
Как стало известно, Администрация г. Дзержинска презрела вышеперечисленные нормы закона.
Вместо выделения той помощи, которая гарантирована государством, дети изъяты из семьи.

С уважением Елена Васильева.

Я не поленился, связался и поговорил по телефону с главой семьи Сергеем Пчелинцевым (у меня есть его личный телефон). Как оказалось, детей ему до сих пор не вернули, они находятся в приюте. Причина, по которой их забрали -  НЕСООТВЕСТВУЮЩИЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ПРОЖИВАНИЯ! Теперь я хочу понять, у нас органы соцобеспечения будут решать и известный жилищный вопрос? Или Пчелинцеву они дадут денег на ремонт? Почему "бедные" дети должны быть сиротами при живых родителях? Или получается так: детей мы обеспечим, накормим, напоим, оденем и обуем, а вы, родители, как влачили жалкое существование в своих Мухосрансках, так и влачите? Я, честно говоря, не вижу логики.

PS: В пятницу в "Реальном времени" мы связались и с Сергеем Пчелинцевым, и с представителем Нижегородского отделения Всероссийского движения многодетных семей. То, что они рассказали, не лезет ни в какие ворота.

ПРОНЬКО: Сейчас у нас на прямой связи со студией "Финам FM" заместитель председателя Всероссийской общественной организации "Сообщество многодетных и приемных семей России "Много деток – хорошо!" Павел Солнцев. Павел Владимирович, добрый вечер.

СОЛНЦЕВ: Добрый вечер.

ПРОНЬКО: Спасибо огромное, что согласились принять участие в нашей программе. Но вот, что называется, из первоисточника… Алло!

СОЛНЦЕВ: Да, слушаю вас.

ПРОНЬКО: Отлично, я уж думал, мы вас потеряли. Можете рассказать, что произошло в Дзержинске, почему у Пчелинцевых забрали троих детей? Что стало первопричиной?

СОЛНЦЕВ: Ну, наверное, стоит сказать, что в Дзержинске уже не первый случай подобных действий, непонятных, в общем-то, и в какой-то степени произвольных. В семье Пчелинцевых…

ПРОНЬКО: Ну, вот видите. Сейчас еще будем пытаться выйти на связь, что-то у нас барахлит. Качество связи оставляет желать лучшего, но я надеюсь, что мы сейчас все-таки соединимся. Да, кстати, уважаемые слушатели, вы можете участвовать в нашем разговоре. Номер многоканальный –730-73-70, можно писать свои вопросы либо комментарии на сайт finam.fm. Все средства коммуникации работают. Пожалуйста, участвуйте в разговоре. Я надеюсь, что сейчас мы с Павлом вновь услышимся, и связь нас не оборвет. Да, есть у нас контакт. Павел Владимирович, прервались мы. Все-таки, в чем причина? Давайте сначала.

СОЛНЦЕВ: Главная причина в семье Пчелинцевых – это, наверное, все-таки некоторая деятельность общественная, твердая гражданская позиция отца, который отстаивает интересы многих и многих, и не только семей, а и просто граждан, и студентов. Ну, и конечно, причина в том, что кому-то показалось в администрации, что эта семья живет хуже всех в городе Дзержинске, и нужно обязательно принять какие-то меры, защищая права ребенка. Вкратце так, наверное: кому-то показалось.

ПРОНЬКО: А что им показалось, что стало причиной, то есть, мотивировкой? Насколько я понимаю, там проблемы с жильем, или… Просто чтобы нам, москвичам… Мы все-таки не вещаем в вашей области, к сожалению, пока еще. Но чтобы нам было понятно – в чем были претензии властей предержащих?

СОЛНЦЕВ: Претензии, которые были высказаны устно – письменно никаких ни уведомлений, ни решений суда, ничего не было – просто якобы не хватает игрушек, якобы недостаточно какого-то там питания, якобы не хватает кроватки детской, хотя там, в принципе, достаточно дивана, и есть и коляска, и все. То есть, якобы недостача чего-то.

От какого-то норматива, на который отец спросил у них: "Бумагу, пожалуйста, покажите мне норматив, на основании которого отбирают детей, чего у меня недостает?" Соответственно, конечно, ничего показано не было.

ПРОНЬКО: То есть, игрушки стали причиной такого решения?

СОЛНЦЕВ: Ну да, там игрушки, отсутствие какой-то баночки с питанием в данный момент в доме, то есть, понимаете? Не успели просто в буквальном смысле сходить до магазина, взять, то есть подъели последнюю смесь. Ребенку маленькому 5 месяцев, девочке, мальчику 3,5 года…

ПРОНЬКО: То есть, это совсем крошечки, это крошечки, маленькие детки.

СОЛНЦЕВ: Да, старшему ребенку 3,5 года, мальчику.

ПРОНЬКО: Смотрите, Сергей, когда мы с ним сегодня днем общались, и потом он вам трубку передал, ему якобы чиновники кинули, когда они забирали детей, такую фразу: "У вас тут чисто, но слишком бедно". Они на самом деле, семья эта, очень бедно живет?

СОЛНЦЕВ: На самом деле, как руководителю Всероссийской организации, мне приходится бывать в различных местах по России и ближнему зарубежью. Я скажу честно, что это не самая бедная семья однозначно, что я видел уже даже в этом году. Многодетные семьи, в основном, живут скромно. Назвать это бедностью – ну, наверное, возможно, потому что сами чиновники почему-то все многодетные семьи записывают в группу риска сразу. Не надежду России, а именно группу риска. И о семье Пчелинцевых я скажу – это не худшая семья, что я видел.

ПРОНЬКО: А что за история с ремонтом? Я так понимаю, что они получили эту квартиру, и там необходим ремонт? Или что необходимо сделать? Почему органы опеки не устраивают их нынешние жилищные условия?

СОЛНЦЕВ: Ну, при определенной поддержке общественных структур дзержинских администрация через ЖКО как-то выделила им какую-то комнату, до этого они снимали, на съемных квартирах жили, что, в принципе, для многодетных семей сейчас, к сожалению, имеет место быть, и очень даже обидно так. Они переехали в январе месяце в эту комнату в общежитии…

ПРОНЬКО: То есть, это даже комната? Это не квартира, это комната?

СОЛНЦЕВ: Да, это комната, им изначально ее выделили. Комната, конечно, в запущенном состоянии, но, честно говоря, когда я поговорил по телефону, я думал, что там бомжатник. Я пришел – да нет, конечно. В комнате чисто. Да, там содраны обои, там нужно обязательно менять часть рам, по крайней мере, стекла вставлять, там нужно белить потолки, там нужно немножко с полами что-то сделать, с электрикой он уже начал сам делать, отец. И они начали потихонечку собирать, копить средства на ремонт вот этой комнаты. Но, к сожалению, не прошло и месяца, как к ним пришли и предъявили, что "У вас плохие условия, якобы мы вынуждены по вашей бедности и неустроенности вашей комнаты забрать детей".

ПРОНЬКО: Павел Владимирович, я хочу задать, вы уж меня простите за этот некорректный вопрос, но вы непосредственно познакомились с Сергеем Александровичем и его супругой. В России очень часто можно услышать, как вы даже сказали, слово "бомжатник". Вот эта семья – пьющая, непьющая? Курящая, некурящая? Вы меня простите за этот вопрос, но я просто как журналист должен вам его задать. Вот можете охарактеризовать, что это за семья?

СОЛНЦЕВ: Однозначно, что мы сегодня собрали небольшую экспертную группу – это с представителем "Много деток – хорошо!" Дзержинска в Нижнем Новгороде при моем личном присутствии, осмотрели эту квартиру и однозначно вынесли решение по семье и по квартире, что условия, в принципе, да – неважные, но жить можно. А по семье конкретно, их состоянию – папа трезвенник, в общем-то, у мамы практически проблем тоже серьезных нет, единственно, после того как отняли среднюю дочку у них, был у мамы некоторый психологический срыв такой, немножко напряженная обстановка в семье. Но, опять же, они были семьей, и сегодня я видел их вместе – абсолютно трезвые, ясный взор, все адекватно воспринимают, переживают очень серьезно все. Я разговаривал с соседями. Притом разговаривал без родителей, так неожиданно, сегодня специально – ну, мы опрашивали просто, ходили там, как и что. Отзывы только положительные: "Да вы что, они к нам тут месяц приехали, проблем не знали, все дружно всегда, все хорошо, никаких ни окриков детей, ничего такого не было. По-настоящему хорошая русская семья".

ПРОНЬКО: Павел Владимирович, а что дальше могут предпринять чиновники? Я насколько понимаю, дети сейчас не с родителями, судя по тому, что мне Сергей Александрович сказал, и дальше может ли речь идти о лишении родительских прав? По вашему мнению, что будет дальше?

СОЛНЦЕВ: К сожалению, на сегодняшний день чиновники стоят якобы твердо. Почему говорю "якобы" – в действительности не имея фактов достоверных и производя изъятие детей – фактически можно говорить о бандитском изъятии – сами представьте, что зашли чиновники без предъявления документов суда о каком-то действии, которое правомочны они совершать, без удостоверения личности, они 12-го числа это все отняли. Вчера была буквально комиссия, и вместо примирения и прочего, или предложения: "Ну, давайте мы, в конце концов, вам поможем тут с ремонтом, какие-то пособия, может быть, вам увеличим" – но вместо этого им отказали даже в законных всех пособиях, которые они обязаны получать по всем законодательствам семейным, которые есть в России.

ПРОНЬКО: То есть, эта семья не получала пособия вообще?

СОЛНЦЕВ: Последнее время именно. Это связано с тем, что якобы не могут дать справки, пока не уплатят за квартиру жены – там очень большой долг образовался, действительно, порядка 90 тысяч, но этот долг образовали не они, они не жили на той квартире – это жил отец жены в этой квартире. А так как она на ней, чиновники, мотивируя абсолютно незаконно (с адвокатами уже советовались), то есть, это к их семье вообще никакого отношения не имеет.

ПРОНЬКО: И уж точно это не имеет никакого отношения к детям их!

СОЛНЦЕВ: Абсолютно. Вы понимаете, если люди не жили, там есть долг, но вы займитесь семьей, а с долгом – пожалуйста, есть понятие реструктуризации или еще, в конце концов, продажи, размена, ну, вы знаете, согласно жилищного законодательства. То есть, сейчас есть варианты, как… Но никак не лишать пособия. И что самое интересное, парадокс чиновников – вместо того, чтобы вчера прийти, примириться и конструктивно какую-то позицию выстроить, и самое главное, реализовать главное право ребенка – это иметь своих родителей – вместо этого они лишь обострили ситуацию, стали еще больше по углам лазить и все, опять же, без всяких предписаний, указаний, письменных документов. Ну, и, конечно, вынуждают отца сейчас, в первую очередь, и мать отказаться от детей. Хочу сделать заявление. В связи с тем, что Нижегородская область вошла в этом году в 20 пилотных регионов по введению основ ювенальной юстиции, к сожалению, эти случаи будут учащаться. Вы в курсе, что Москва уже второй год является так активно пилотным регионом по ювенальной юстиции?

ПРОНЬКО: А в чем суть этого новшества?

СОЛНЦЕВ: Это новшество – передо мной сейчас лежит проект закона об основах системы ювенальной юстиции, я вам просто скажу. "Предмет регулирования. Предметом настоящего Федерального закона являются отношения, складывающиеся в ходе реализации и обеспечения прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего) судами, иными государственными органами, органами местного самоуправления, при участии неправительственных (негосударственных и немуниципальных) некоммерческих организаций". Я вам прочитал вот этот закон об основах системы ювенальной юстиции, который нам пытаются навязать. Сейчас мне бы хотелось, чтобы радиослушатели очень внимательно услышали, на сегодняшний день который есть закон, и первый пункт этого закона о семье из семейного законодательства, кодекс семейный, гласит: "Основные начала семейного законодательства. Первая статья. Семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства. Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи", – я подчеркиваю дважды и выделяю жирным "укрепление семьи", то есть, этот смысл, вы вдумайтесь, это именно семья, и только семья в первую очередь является. Читаю дальше: "…Построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства, – опять же, подчеркиваю дважды, – произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав", то есть, семья была лишена изначально всего, когда начался этот чиновничий беспредел, иначе назвать его невозможно. К сожалению, Лужков – по моей информации, конечно, я не могу этого утверждать, но это выложили в Интернете, – уже заявил в Москве, что за последний год увеличилось гораздо, чуть ли не в два раза, даже может быть, с лишним изъятие детей в московских семьях. Понимаете, я сам бываю по долгу своего общественного служения в московских семьях, и я вам скажу, что я там видел подобные семьи и условия, в которых живут москвичи, простые работяги, такие же, как Сергей Пчелинцев. Обыкновенный работяга-отделочник, который… Ну, в провинции сами знаете, заработки не ахти, но он все равно 10-12 тысяч в месяц приносит. Вот в Москве я нечто подобное видел. Лужков заявил – еще раз говорю это, опять со ссылкой на электронные СМИ, Интернет – что уже предупредил органы опеки и попечительства, что пора прекращать эту практику, уже переполнены детские дома, все, куда девать детей, зачем? Нужно наоборот бороться за семью. Извините за такое.

ПРОНЬКО: Да. Павел Владимирович, вы сейчас не отключайтесь, я попытаюсь скоммутировать вас, эфир и наших радиослушателей, потому что тут масса звонков, люди хотят либо задать вам вопросы, либо высказать свои мнения. Сейчас мы и попытаемся это сделать.

СОЛНЦЕВ: Будем надеяться, что связь будет хорошая.

ПРОНЬКО: Да, я надеюсь тоже на это. Так. У меня тут сиреневым цветом не загорается. Так и вот так. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

ПРОНЬКО: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

ПРОНЬКО: Представляйтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Сергей, я, собственно, хотел заметить по всей этой ситуации, так сказать, имеется некоторый опыт общения с этой системой…

ПРОНЬКО: Сергей, быстрее, у нас шесть минут до конца эфира. Мысль!

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я прежде всего хотел бы попросить не демонизировать органы опеки, потому что для обывателя, конечно, привычно слышать, какие все плохие. Возможно, об этой семье действительно идет факт чиновничьего беспредела, но дело в том, что будни специалистов опеки достаточно сложные, не говоря уже о том, что многие из них покупают бумагу для ксерокса, ручки и прочее за свой счет – просто потому, что им этих денег не выдают. Особенно, если вы изучите ситуацию, особенно это случилось в последние два года. Это во-первых. А во-вторых, из этой истерии…

ПРОНЬКО: Так, все. Павел Владимирович, по поводу демонизации.

СОЛНЦЕВ: Я хочу сразу сказать, я могу ответить этому гражданину России, что, имея опыт общения с различными органами здравоохранения, попечительства и прочего, я могу сказать вам твердо, что уже сегодня был разговор с министерством социальной политики, а именно с руководителем управления по взаимодействию помощи семьям. Как раз был конструктивный разговор, мы сотрудничаем, но когда с нами, с организациями, которые защищают интересы семьи, с нами идут на диалог. Поймите, здесь проблема-то в чем – мы не демонизируем эти органы, мы лишь подчеркиваем, что, к сожалению, имеют место быть факты вопиющего нарушения законодательства. Мы с адвокатами консультировались – здесь и сейчас по этой семье идет порядка пяти, а возможно, и семи нарушений, которые сопряжены даже с уголовным законодательством. И сегодня Пчелинцев сам в разговоре с московскими адвокатами вынужден был уже написать от имени своей семьи в Генеральную прокуратуру и в прокуратуру Нижегородской области. Обращение губернатору в том числе, депутатам Государственной Думы, там все шито белыми нитками по этой семье…

ПРОНЬКО: Павел Владимирович, я прошу прощения, у нас как раз на другой линии Сергей Александрович Пчелинцев. Сейчас я его попытаюсь вывести.

ПЧЕЛИНЦЕВ: Я вас слушаю, да.

ПРОНЬКО: Сергей Александрович, добрый вечер.

ПЧЕЛИНЦЕВ: Здравствуйте.

ПРОНЬКО: Я даже не знаю, вот какие у вас сейчас чувства, что вы испытываете, и вот сейчас Павел Солнцев сказал, что вы написали обращение в адрес политиков, Генпрокуратуры, местного губернатора, и так далее. Какие ваши действия?

ПЧЕЛИНЦЕВ: Да, действительно, я такие обращения написал, потому что официально нам в нашей беде не помогли, помимо того, сделали даже хуже: показали ролики по местным телеканалам такого свойства, что превратили меня и мою семью чуть ли не в самых последних и отъявленных мерзавцев. То есть, когда власть стала признаваться, что на них напирают СМИ – средства массовой информации – вот тогда они начинают оправдываться тем способом, что поливают меня и мою семью грязью.

Мы написали по этому поводу подробный хронологический отчет, заявление в Генпрокуратуру, губернатору, в другие органы власти, и, соответственно, я и мои адвокаты, правозащитники готовы добиваться того, что нам не только вернут детей, а чтобы нам помогли с ремонтом помещения, чтобы нам предоставили определенные жилищные условия, которые обязана была администрация…

ПРОНЬКО: Сергей Александрович, а где сейчас находятся ваши дети, есть ли у вас возможность с ними общаться?

ПЧЕЛИНЦЕВ: Да, теперь, наконец-то, возможность с ними есть общаться после обращения прессы. Сегодня мы с местными телеканалами ездили в детский приют, где находится мой старший сын. Конечно, зрелище очень тяжелое, у меня слезы на глазах, ребенок от меня не отходит, все это записывалось на пленку, и можно посмотреть результаты по Интернету. И есть теперь допуск к младшей девочке, к средней девочке, ко всем теперь допуск есть.

ПРОНЬКО: Когда вам вернут детей? Что они выдвигают в качестве условия, чтобы вам вернуть детей?

ПЧЕЛИНЦЕВ: Официально у них аргументы такие: чтобы мы за свой счет в кратчайший срок – месяц – привели комнату, которую нам дала администрация города, в надлежащий вид. Хотя по договору, что мы получили от администрации, комната уже должна быть в жилом состоянии. Тут нет половины стекол, нет батареи отопления, выбита дверь, ободраны обои, то есть, в таком состоянии мы всего лишь месяц назад с женой получили помещение. И, конечно, детей мы взяли сюда, потому что жить им больше негде. Какой элементарный порядок мы смогли, мы порядок навели: помыли полы, постирали – то есть, все, что можно, мы сделали. Но все остальное требует финансовых средств, которые с нас требуют органы опеки и инспекция по делам несовершеннолетних. Они требуют, чтобы мы сейчас же, в течение месяца, сделали ремонт, который стоит порядка 40 тысяч. Для нашей семьи, где я один работаю, и у меня трое детей с женой, эта сумма, извините, неподъемная. Исходя из этого, мы сейчас будем думать, что нам делать.

ПРОНЬКО: Сергей Александрович, держитесь, спасибо вам огромное, что вы нашли время поучаствовать в нашей программе. Спасибо огромное. Я надеюсь, что… Мы предоставили возможность высказаться и представителю общественной организации, и, собственно, главе семьи Сергею Пчелинцеву, у которого с супругой забрали троих детей. Бедность! Вот здесь меня никто не сможет переубедить. Бедность – причина того, что детей забрали. Об этом статья в моей авторской колонке "В России могут забрать детей у 25 миллионов семей. Все они живут за чертой бедности!" Я вам обещаю, мы к этой теме обязательно еще вернемся.

 http://finam.fm/post/85/


Просмотров: 2358 | Добавил: админ
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта:
МКЦ "Забытый полк"
Союз военных моряков
Васильева Елена
Пчелинцев Сергей
Объединенный
гражданский фронт

ОДД "За права человека"
Левый фронт
Правда Беслана
Новая газета
Сайт Каспаров.ru
ИА Собкор.ru
Эхо Москвы
Гражданский конгресс
Календарь
«  Февраль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Архив записей




Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz